Закрыть
Поиск
Расширенный поиск
Пользователь
Расширенный поиск
Выберите категорию:
Выбор по возрасту:
Выбор магазина:
Новинка:
Спецпредложение:
Результатов на странице:

«ГОЛУБАЯ ЛИНИЯ»

От Новороссийска и далее на север до самого Азовского моря, пересекая весь Таманский полуостров, тянулась сильно укрепленная полоса фашистской обороны. «Голубой линией» назвали ее фашисты.

«ГОЛУБАЯ ЛИНИЯ»Думали захватчики отсидеться здесь, за этой полосой, за «Голубой линией», считали, что она окажется неприступной для Советской Армии.

Голубая. Не впервые встречается подобное название в фашистской армии. Действовала когда-то у них под Ленинградом «Голубая дивизия». Несладко пришлось дивизии. Потрепали ее защитники Ленинграда. Пришлось дивизию снять с фронта. Шутили тогда ленинградцы — испарилась дивизия, как голубая мечта растаяла.

Оказался здесь, на Тамани, боец, сражавшийся до этого под Ленинградом. Он и рассказал другим про «Голубую дивизию». Рассказал и тут же:

— Закон одного цвета.

Другие о таком законе впервые слышат.

— Что такое?

— Какой закон?

— Закон одного цвета, — загадочно повторил боец.

«Голубая линия» действительно оказалась очень сильно укрепленной полосой в фашистской обороне Таманского полуострова. Одним из ее участков был город Новороссийск. Трудным боем он нашим войскам достался. Нелегко пришлось и в других местах. И все же не устояла фашистская «Голубая линия». Рухнула. Перешагнули ее солдаты. Перешагнули, дальше стали громить врага.

«ГОЛУБАЯ ЛИНИЯ»Встретился тут снова тот боец:

— Ну что, нет больше «Голубой линии»?

— Нет.

— Как, голубая мечта растаяла?

— Растаяла.

Напомнил он про фашистскую «Голубую дивизию», что была под Ленинградом:

— Невезучий, выходит, для фашистов голубой цвет. Вот вам и закон одного цвета.

Смеются солдаты:

— Верно.

— Ловко, считай, придумал!

Да только один боец стоял, стоял, и вдруг:

— Выше, браток, бери, выше.

Повернулись к нему другие.

«ГОЛУБАЯ ЛИНИЯ»— Выше, — повторил боец. — Может, и есть закон одного цвета. Да тут вовсе другой закон.

Сразу к нему солдаты:

— Какой же новый еще закон?

— Закон неизбежности, — произнес боец.

Все труднее, труднее в боях фашистам. Неизбежен их полный крах.