Закрыть
Поиск
Расширенный поиск
Пользователь
Расширенный поиск
Выберите категорию:
Выбор по возрасту:
Выбор магазина:
Новинка:
Спецпредложение:
Результатов на странице:

Мы купили говоруна

Мы с Алисой обошли весь базар, купили для зоопарка восемнадцать разных зверей и птиц, большинство из которых на Земле еще никому не приходилось видеть. Алиса спрашивала каждого торговца или коллекционера:

– А где достать говоруна?

Ответы были самые разные.

– Говоруны перестали класть яйца, – сказал один.

– Говоруны перемерли от загадочной болезни.

– Говорунов держать нельзя.

– Кто-то скупил всех говорунов на планете.

– Говорунов никогда и не было.

И еще много других ответов. Но мы так и не поняли, что же произошло на самом деле. Все признавали, что раньше говоруны были самыми обычными птицами и их любили держать дома и в зоопарках. Но за последний год говоруны почти все куда-то исчезли. Говорили, что по домам ходили люди и скупали говорунов. Говорили, что из зоопарка говорунов кто-то украл. Говорили, что в главном говоруньем питомнике они заболели лихорадкой и умерли. И чем безнадежнее было найти говоруна, тем больше Алисе хотелось хотя бы поглядеть на эту птицу.

– А что в говорунах особенного? – спросил я Крабакаса с Баракаса, с которым мы только что познакомились.

– Ничего особенного, – ответил Крабакас вежливо, свивая в кольца синий хвост. – Они говорят.

– Попугаи тоже говорят, – сказал я.

– Про попугаев не знаю, не слышал. Но, может быть, у вас называют попугаями говорунов?

– Может быть, – согласился я, хотя вряд ли попугаи водились на этой планете. – А где они водятся?

– Чего не знаю, того не знаю, – сказал Крабакас с Баракаса. – Может быть, они водились именно на этой планете. Я слышал, что говоруны могут летать между звезд и всегда возвращаются к родному гнезду.

– Не найти нам говоруна, – сказал я Алисе. – Придется возвращаться. Тем более что твой индикатор уже проголодался.

Индикатор услышал мои слова и в знак согласия стал светло-зеленым.

Мы повернули к выходу, и тут меня остановил крик Крабакаса. Он, как синий смерч, взвился над клетками.

– Эй! – кричал он. – Землянин, вернись скорей сюда!

Я вернулся.

Крабакас свился в клубок и сказал:

– Хотели посмотреть на говоруна? Ну, тогда считайте, что вам сказочно повезло. У меня за клетками спрятался человек, который принес настоящего взрослого говоруна.

Алиса, не дослушав, бросилась обратно, и за ней семенил индикатор, переливаясь от нетерпения всеми цветами радуги.

За стеной птичьих клеток спрятался маленький ушан с прижатыми ушами. Он держал за хвост большую бедную птицу. У птицы было два клюва и золотая корона.

– Ой, – сказала Алиса, – узнаешь ее, папа?

– Что-то знакомое, – сказал я.

– «Знакомое»! – передразнила меня Алиса. – Эта птица сидит на плече статуи Первого капитана!

Алиса была права. Я вспомнил. Конечно, именно говоруна изобразил скульптор.

говорун ушан – Вы продаете птицу? – спросил я у ушана.

– Тише! – зашипел тот. – Если вы не хотите ее и меня погубить, тише!

– Покупайте без разговоров, – сказал мне на ухо Крабакас с Баракаса. – Я бы сам купил, но вам она нужнее. Может быть, это последний говорун на планете.

– Но почему такая тайна? – спросил я.

– Я и сам не знаю, – ответил хозяин говоруна. – Я живу далеко от города и редко здесь бываю. Давным-давно, несколько лет назад, этот говорун прилетел ко мне. Он был истощен и ранен. Я его выходил, и он с тех пор жил у меня в доме. Этот говорун, видно, за свою жизнь побывал на разных планетах. Он говорит на многих языках. Несколько дней назад я был по делам в городе и встретился в столовой с одним старым другом. Мы разговорились, и старый друг сказал мне, что в городе совсем не осталось говорунов. Кто-то их скупает или убивает. А я тогда ответил другу, что у меня живет говорун. «Береги его», – сказал мне друг. Тут к нам подошел один землянин и сказал, что хочет купить говоруна...

– Он был в шляпе? – спросила вдруг Алиса.

– В шляпе, – ответил ушан. – А вы откуда знаете?

– Пожилой и худой?

– Да.

– Значит, это он, – сказала Алиса.

– Кто – он? – спросил Крабакас с Баракаса.

– Тот самый, который торговал червяками.

– Конечно, это он, злодей! – воскликнул Крабакас.

– Погодите, не перебивайте, – остановил нас ушан. – Я тогда отказался продать свою любимую птицу и поехал обратно домой. И представляете, в ту же ночь кто-то старался проникнуть в мой дом. А на следующую ночь меня хотели поджечь. Но говорун проснулся и разбудил меня. Вчера я нашел еще не оконченный подкоп под мой дом. А сегодня ночью в мою спальню кто-то бросил огромный камень. И я понял: если оставлю птицу дома, не жить мне на свете. Если не боитесь смерти, берите птицу, но за последствия я не отвечаю.

– Берите, – сказал Крабакас, – птица редкая, хорошая, а вам все равно улетать отсюда. Вам не страшно.

– Берем, папа? – спросила Алиса и протянула руку к говоруну.

говорун ушан Я не успел ответить, как говорун легко взлетел на плечо Алисы.

– Прощай, друг, – вздохнул ушан.

Я расплатился с ушаном, и тот сразу убежал. Даже деньги считать не стал.

– Кормить говоруна можно белым хлебом, – сказал нам на прощание добрый Крабакас, – и молоком. Полезно давать шиповниковый сироп.

Сказав так, Крабакас свернулся в синий клубок и улегся на клетку с канарейками.

Мы отправились к выходу с базара.

Впереди шла Алиса, и на плече у нее сидел говорун. Правда, он еще не сказал ни слова, но это меня не волновало.

За Алисой семенил индикатор и задумчиво менял цвета.

Потом шел я и вел на поводке купленного за бешеные деньги, очень редкого, работящего, почти разумного паука-ткача-троглодита. Паук прял аккуратный шерстяной шарф в клеточку, и уже связанный конец шарфа волочился по земле.

Сзади ехал автоматический вездеход, полный клетками и аквариумами, – там для человека и места бы не нашлось. Со всех сторон к нам оборачивались коллекционеры и повторяли на десятках языков:

– Смотрите, говоруна несут!

– Говорун!

– Живой говорун!

Вдруг говорун наклонил голову набок и заговорил.

– Внимание! – сказал он по-русски. – Посадка на эту планету невозможна. Я перехожу на планетарную орбиту, а ты, друг милый, не забудь включить амортизаторы.

Сказав это, говорун без всякой паузы перешел на незнакомый нам язык и барабанил на нем минуты две.

– Вот это попугай! – сказала Алиса.

Говорун замолчал, прислушался к ее словам и повторил:

– Вот это попугай!

Потом еще подумал и произнес моим голосом:

– Но почему такая тайна?

Потом голосом своего прежнего хозяина:

– В ту же ночь кто-то старался проникнуть в мой дом. А на следующую ночь меня хотели поджечь.

– Все ясно, – сказал я. – Нам с тобой, Алиса, повезло: это сверхпопугай, всем попугаям попугай. Он запоминает сколько угодно слов, и притом сразу.

А тем временем говорун снова начал говорить по-русски:

– Слушай, Второй, мне нечего тебе подарить. Хочешь, бери моего говоруна. Он будет тебе напоминать о наших скитаниях – ведь у него в голове все умещается, до последнего слова. И ты знаешь, как его настроить на нужный текст.

Говорун ответил сам себе другим голосом:

– Спасибо, Первый. Мы еще увидимся...

Потом в горле говоруна что-то затрепетало, загудело, словно вдали поднимался в небо космический корабль.

– Папа, ты понимаешь, что он говорит? – спросила Алиса.

– Кажется, да, – ответил я. – Кажется, это голоса знаменитых капитанов.

говорун ушан Мы вышли с площади и постарались обойти секцию филателистов, чтобы не проталкиваться с нашим необыкновенным грузом сквозь толпу. Навстречу нам кинулся знакомый толстяк в черном кожаном костюме.

– Ну как? – спросил он. – Нашли, что искали?

– Да, – ответил я. – Все в порядке.

– Мы говоруна купили, – сказала с гордостью Алиса. – И он запомнил такие интересные вещи, что вы и не представляете.

В этот момент говорун снова открыл свои клювы, расправил коронку на голове и заговорил голосом Первого капитана:

– Ты же знаешь, Второй, как мне хочется снова уйти в космос. Но всему есть предел.

Толстяк обернулся к Алисе, увидел говоруна, и лицо у него стало похожим на плоский блин, а глаза побелели и спрятались глубоко в глазницах.

– Уступите его мне, – сказал толстяк.

– Почему? – удивился я.

– Так надо, – сказал толстяк и протянул руку к говоруну.

Говорун изловчился и больно клюнул его в палец.

– Ой! – крикнул толстяк. – Проклятая тварь! Я давно за тобой охочусь.

– Уберите руку, – сказал я.

Толстяк опомнился.

– Извините, – сказал он. – Я давно ищу говоруна. Я специально за ним прилетел за восемьдесят световых лет. Вы не можете мне отказать! Я заплачу, сколько вы хотите.

– Но мне не нужны ваши деньги, – сказал я. – У нас на Земле вообще уже нет денег. Мы берем их с собой, только когда летим в космос, в те места, где еще есть деньги.

– Но я вам дам за эту птицу все, что вы хотите! Я вам подарю целый зоопарк!

– Нет, – ответил я твердо. – Насколько я понимаю, говорунов уже почти не осталось. В зоопарке он будет в безопасности.

– Отдайте, – сказал толстяк злобно. – А то отниму.

– Только посмейте! – сказал я.

Мимо проходили два полицейских-ушана. Я обернулся к ним, чтобы позвать их на помощь, но толстяк как сквозь землю провалился.

Мы пошли дальше.

– Видишь, папа, с говорунами связана какая-то тайна, – сказала Алиса. – Ты никому его не отдавай.

– Не бойся, – успокоил я ее.

Мы шли по пустынной дороге. За невысокой изгородью шумел рынок. Впереди уже виднелись гостиницы города Палапутры. Вдруг сзади послышались легкие шаги. Я быстро обернулся и замер от удивления.

По дороге бежал, догоняя нас, доктор Верховцев. Шляпа его была сдвинута набок, костюм измят, и на вид он был еще худее, чем прежде.

– Профессор, – сказал он мне, задыхаясь, – вам грозит страшная опасность. Как хорошо, что мне удалось вас догнать! Какое счастье!

– Что за опасность? – спросил я.

– Опасность кроется в говоруне. Если вы с ним не расстанетесь немедленно, ваш корабль погибнет. Я знаю точно.

Верховцев– Послушайте, доктор Верховцев, – сказал я сердито, – ваше поведение более чем странно. Вы себя очень таинственно вели на планете имени Трех Капитанов и сказали нам, что не знаете, какая птица изображена на памятнике. Потом вы, как говорят, приехали сюда и пытались уничтожить весь кислород на планете, торгуя белыми червяками. Вы плохо вели себя в гостинице: варили сосиски на кровати и ломали роботов-стольников. А теперь требуете, чтобы мы отдали вам говоруна... Нет, не перебивайте меня. Когда вы одумаетесь, приходите к нам на корабль, и там мы поговорим в спокойной обстановке.

– Вы пожалеете, – сказал Верховцев и сунул руку в карман.

Индикатор покраснел от страха. Паук-ткачтроглодит замахал на Верховцева недовязанным шарфом.

– Осторожнее, папа, у него пистолет! – крикнула Алиса.

– Полосков! – сказал я в микрофон, висевший у меня на груди. – Засеки мои координаты! Мы в опасности! Срочно на помощь!

Услышав мои слова, Верховцев замер, раздумывая. На наше счастье, на дороге показалась большая толпа коллекционеров, которые волокли упиравшегося зеленого слона. Верховцев перемахнул через загородку и исчез.

– Ой, как мне все это нравится! – сказала Алиса. – Какие настоящие приключения!

А мне, честно говоря, не очень нравятся такие приключения. Ведь мы ехали собирать животных для зоопарка, а не воевать с доктором Верховцевым.

Через три минуты над нами повис катер с «Пегаса». Это Полосков прилетел на помощь. Катер медленно летел над нами до самого корабля, и мы добрались до него без всяких осложнений.