Закрыть
Поиск
Расширенный поиск
Пользователь
Расширенный поиск
Выберите категорию:
Выбор по возрасту:
Выбор магазина:
Новинка:
Спецпредложение:
Результатов на странице:

Преступница Алиса

Я обещал Алисе: «Кончишь второй класс – возьму тебя с собой в летнюю экспедицию. Полетим на корабле «Пегас» собирать редких животных для нашего зоопарка».
   Я сказал об этом еще зимой, сразу после Нового года. И заодно поставил несколько условий: хорошо учиться, не делать глупостей и не заниматься авантюрами.
   Алиса честно выполняла условия, и, казалось, ничто не угрожало нашим планам. Но в мае, за месяц до отлета, случилось происшествие, которое чуть было все не испортило.
   В тот день я работал дома, писал статью для «Вестника космозоологии». Сквозь открытую дверь кабинета я увидел, что Алиса пришла из школы мрачная, бросила с размаху на стол сумку с диктофоном и микрофильмами, от обеда отказалась и вместо любимой в последние месяцы книги «Звери дальних планет» взялась за «Трех мушкетеров».
   – У тебя неприятности? – спросил я.
   – Ничего подобного, – ответила Алиса. – С чего ты взял?
   – Так, показалось.
   Алиса подумала немного, отложила книгу и спросила:
   – Пап, а у тебя нет случайно золотого самородка?
   – А большой тебе нужен самородок?
   – Килограмма в полтора.
   – Нет.
   – А поменьше?
   – Честно говоря, и поменьше нет. Никакого нет у меня самородка. Зачем он мне?
   – Не знаю, – сказала Алиса. – Просто мне понадобился самородок.
   Я вышел из кабинета, сел с ней рядом на диван и сказал:
   – Рассказывай, что там у тебя произошло.
   – Ничего особенного. Просто нужен самородок.
   – А если совсем откровенно?
   Алиса глубоко вздохнула, поглядела в окно, наконец решилась:
   – Пап, я преступница.
   – Преступница?
   – Я совершила ограбление, и теперь меня, наверно, выгонят из школы.
   – Жалко, – сказал я. – Ну, продолжай. Надеюсь, что все не так страшно, как кажется с первого взгляда.
   – В общем, мы с Алешей Наумовым решили поймать щуку-гиганта. Она живет в Икшинском водохранилище и пожирает мальков. Нам о ней рассказал один рыбак, ты его не знаешь.
   – А при чем здесь самородок?
   – Для блесны.
   – Что?
самородок   – Мы в классе обсуждали и решили, что надо щуку ловить на блесну. Простую щуку ловят на простую блесну, а гигантскую щуку надо ловить на особенную блесну. И тогда Лева Званский сказал про самородок. А у нас в школьном музее есть самородок. Вернее, был самородок. В полтора килограмма весом. Его школе один выпускник подарил. Он его с пояса астероидов привез.
   – И вы украли золотой самородок весом в полтора килограмма?
   – Это не совсем так, папа. Мы его взяли взаймы. Лева Званский сказал, что его отец геолог и он привезет новый. А пока мы решили сделать блесну из золота. Щука наверняка клюнет на такую блесну.
   – А дальше что?
   – Дальше ничего особенного. Мальчишки испугались открыть шкаф. И мы тянули жребий. Я бы никогда не стала брать золотой самородок, но жребий упал на меня.
   – Пал.
   – Что?
   – Жребий пал на тебя.
   – Ну да, жребий упал на меня, и я не могла отступить перед всеми ребятами. Тем более что этого самородка никто бы и не хватился.
   – А потом?
   – А потом мы пошли к Алеше Наумову, взяли лазер и распилили этот проклятый самородок. И поехали на Икшинское водохранилище. И щука откусила нашу блесну.
   Алиса подумала немного и добавила:
   – А может, и не щука. Может быть, коряга. Блесна была очень тяжелая. Мы искали ее и не нашли. Ныряли по очереди.
   – И ваше преступление открылось?
   – Да, потому что Званский обманщик. Он принес из дома горсть алмазов и говорит, что золота нет ни кусочка. Мы его отправили с алмазами домой. Нужны нам его алмазы! А тут приходит Елена Александровна и говорит: «Молодежь, очистите музей, я сейчас сюда первоклашек на экскурсию приведу». Бывают же такие несчастливые совпадения! И все тут же обнаружилось. Она к директору побежала. «Опасность, – говорит (мы под дверью слушали), – у кого-то пробудилось в крови прошлое!» Алешка Наумов, правда, сказал, что он всю вину на себя возьмет, но я не согласилась. Если жребий упал, пусть меня и казнят. Вот и все.
   – И все? – удивился я. – Так ты созналась?
   – Не успела, – сказала Алиса. – Нам срок дали до завтра. Елена сказала, что или завтра самородок будет на месте, или состоится крупный разговор. Значит, завтра нас снимут с соревнований, а может, даже выгонят из школы.
   – С каких соревнований?
   – Завтра у нас гонки в воздушных пузырях. На первенство школы. А наша команда от класса – как раз Алешка, я и Еговров. Не может же Еговров один лететь.
   – Ты забыла еще об одном осложнении, – сказал я.
   – О каком? – спросила Алиса таким голосом, будто догадывалась.
   – Ты нарушила наш договор.
   – Нарушила, – согласилась Алиса. – Но я надеялась, что нарушение не очень сильное.
   – Да? Украсть самородок весом в полтора кило, распилить его на блесны, утопить в Икшинском водохранилище и даже не сознаться! Боюсь, что придется тебе остаться, «Пегас» уйдет без тебя.
   – Ой, папа! – сказала Алиса тихо. – Что же теперь делать будем?
   – Думай, – сказал я и вернулся в кабинет дописывать статью.
   Но писалось плохо. Очень уж чепуховая история получалась. Как маленькие детки! Распилили музейный экспонат.
   Через час я выглянул из кабинета. Алисы не было. Куда-то убежала. Тогда я позвонил в Минералогический музей Фридману, с которым я когда-то встречался на Памире.
видеофонит алиса   На экране видеофона появилось круглое лицо с черными усами.
   – Леня, – сказал я, – у тебя нет в запасниках лишнего самородка весом килограмма в полтора?
   – Есть и в пять килограммов. А зачем тебе? Для работы?
   – Нет, дома нужно.
   – Не знаю, что тебе сказать, – ответил Леня, закручивая усы. – Они ведь все оприходованы.
   – Мне какой-нибудь самый завалящий, – сказал я. – Дочке в школе понадобился.
   – Алисе?
   – Алисе.
   – Тогда знаешь что, – сказал Фридман, – я тебе дам самородок. Вернее, не тебе, а Алисе. Но ты мне заплатишь добром за добро.
   – С удовольствием.
   – Дай на один день синебарса.
   – Что?
   – Синебарса. У нас мыши завелись.
   – В камнях?
   – Не знаю уж, чем они питаются, но завелись. И кошки не боятся. И мышеловку игнорируют. А от запаха и вида синебарса мыши, как всем известно, убегают со всех ног куда глаза глядят.
   Что мне было делать? Синебарс – животное редкое, и мне самому придется ехать с ним в музей и там смотреть, чтобы синебарс кого-нибудь не искусал.
   – Ладно, – сказал я. – Только пришли самородок к завтрашнему утру, по пневмопочте.
   Я отключил видеофон, и тут же прозвучал звонок в дверь. Я открыл. За дверью стоял беленький мальчик в оранжевом костюме венерианского разведчика, с эмблемой первопроходчика Сирианской системы на рукаве.
   – Простите, – сказал мальчик. – Вы Алисин отец?
   – Я.
   – Здравствуйте. Моя фамилия Еговров. Алиса дома?
   – Нет. Ушла куда-то.
   – Жаль. Вам можно доверять?
   – Мне? Можно.
   – Тогда у меня к вам мужской разговор.
   – Как космонавт с космонавтом?
   – Не смейтесь, – покраснел Еговров. – Со временем я буду носить этот костюм по праву.
   – Не сомневаюсь, – сказал я. – Так что за мужской разговор?
   – Нам с Алисой выступать на соревнованиях, но тут случилось одно обстоятельство, из-за которого ее могут с соревнований снять. В общем, ей надо вернуть в школу одну потерянную вещь. Я вам ее даю, но никому ни слова. Ясно?
   – Ясно, таинственный незнакомец, – сказал я.
   – Держите.
   Он протянул мне мешочек.
   Мешочек был тяжелый.
   – Самородок? – спросил я.
   – А вы знаете?
   – Знаю.
   – Самородок.
   – Надеюсь, не краденый?
   – Да нет, что вы! Мне его в клубе туристов дали. Ну, до свидания.
   Не успел я вернуться в кабинет, как в дверь снова позвонили. За дверью обнаружились две девочки.
   – Здравствуйте, – сказали они хором. – Мы из первого класса. Возьмите для Алисы.
   Они протянули мне два одинаковых кошелька и убежали. В одном кошельке лежали четыре золотые монеты, старинные монеты из чьей-то коллекции. В другом – три чайные ложки. Ложки оказались, правда, не золотыми, а платиновыми, но догнать девочек я не смог.
   Еще один самородок рука неизвестного доброжелателя подкинула в почтовый ящик. Потом приходил Лева Званский и пытался всучить мне маленькую шкатулку с алмазами. Потом пришел один старшеклассник и принес сразу три самородка.
   – Я в детстве камни собирал, – сказал он.
   Алиса вернулась вечером. От двери она сказала торжественно:
   – Пап, не расстраивайся, все обошлось. Мы с тобой летим в экспедицию.
   – Почему такая перемена? – спросил я.
   – Потому что я нашла самородок.
   Алиса еле вытащила из сумки самородок. По виду в нем было килограммов шесть-семь.
   – Я поехала к Полоскову. К нашему капитану. Он всех своих знакомых обзвонил, когда узнал, в чем дело. И еще накормил меня обедом, так что я не голодная.
самородки на столе   Тут Алиса увидела разложенные на столе самородки и прочие золотые вещи, скопившиеся за день в нашем доме.
   – Ой-ой-ой! – сказала она. – Наш музей разбогатеет.
   – Слушай, преступница, – сказал я тогда, – я бы тебя ни за что не взял в экспедицию, если бы не твои друзья.
   – А при чем тут мои друзья?
   – Да потому, что они вряд ли стали бы бегать по Москве и искать золотые вещи для очень плохого человека.
   – Не такой уж я плохой человек, – сказала Алиса без лишней скромности.
   Я нахмурился, но в этот момент в стене звякнуло приемное устройство пневматической почты. Я открыл люк и достал пакет с самородком из Минералогического музея. Фридман выполнил свое обещание.
   – Это от меня, – сказал я.
   – Вот видишь, – сказала Алиса. – Значит, ты тоже мой друг.
   – Получается так, – ответил я. – Но попрошу не зазнаваться.
   На следующее утро мне пришлось проводить Алису до школы, потому что общий вес золотого запаса в нашей квартире достиг восемнадцати килограммов.
   Передавая ей сумку у входа в школу, я сказал:
   – Совсем забыл о наказании.
   – О каком?
   – Придется тебе в воскресенье взять из зоопарка синебарса и пойти с ним в Минералогический музей.
   – С синебарсом – в музей? Он же глупый.
   – Да, он будет там пугать мышей, а ты посмотришь, чтобы он кого-нибудь еще не напугал.
   – Договорились, – сказала Алиса. – Но в экспедицию мы все-таки летим.